ru | en

Юлия СИСТЕР. Великая миссия Ицхака ШНЕЕРСОНА (1879-1969)

Шнеерсон, династия цадиков, потомков Шнеура (Шнеера) Залмана из Ляд, основателя течения хасидизма Хабад[1]. Т.10 (2001). Стлб.250. Ицхак Шнеерсон принадлежал к этой семье. Он родился в Каменец-Подольске в 1879 г. и получил традиционное еврейское образование[2].

 В 1905 г. Ицхак стал первым казенным раввином в г. Городня Черниговской губернии, а затем – раввином в Чернигове. Занимался социальными проблемами еврейского населения, отстаивал его права; участвовал в создании еврейских ссудно-сберегательных касс, ремесленных кооперативов, домов для престарелых.

В этот период он был кадетом – членом конституционно-демократической партии. В 1914 г. Шнеерсона мобилизовали, и он служил в военных госпиталях Москвы. В 1916 г. был гласным Рязанской городской думы, в 1917-18 – товарищем городской думы (затем эта должность была упразднена).

Оказавшись перед необходимостью эмиграции, выбрал Францию. В 1920 г. поселился в Париже с женой и четырьмя сыновьями. Их надо было содержать, и он занялся предпринимательством. Ицхак Шнеерсон быстро занял почетное место среди французских про-мышленников; благодаря личным качествам и опыту, он вскоре стал главой группы заводчиков, которые занимались изготовлением металлических решеток и жалюзей.

Он преуспел и часть доходов начал выделять на благотворительность. Есть сведения, что он продолжал заниматься и вопросами иудаизма[3]. 26 июля 1921 г. на чрезвычайном собрании еврейского общества трудовой помощи И.Шнеерсон был избран вице-председателем бюро этой организации[4]. В «Последних новостях» от  6 августа 1921 г. он назван еврейским общественным деятелем и, таким образом, стал известным фактически через год после приезда во Францию[5].

В парижской квартире Шнеерсонов бывали А.Толстой, П.Ми-люков, некоторые  бывшие члены Государственной думы, эмигранты-евреи из России; посещал Шнеерсона и Х.Вейцман, будущий первый президент Израиля[6].

Иногда глобальные события, чрезвычайные ситуации заставляют человека раскрыться неожиданным образом, проявить такие качества, которые в обычной обстановке даже ему самому неизвестны. После оккупации Франции он вынужден был покинуть Париж. В 1943 г., находясь в Гренобле, он начал собирать документы о погромных акциях нацистов в годы войны. Какой широтой взглядов и предвидением нужно было обладать, чтобы во мраке оккупации  начать думать о будущем и сохранять важные свидетельства совершавшихся зверств!

В Гренобле состоялась встреча Ицхака Шнеерсона с доктором  Ароном Сингаловским, одним из руководителей ОРТа. Шнеерсон назвал этого человека великим трибуном и великим евреем. Именно с ним Ицхак составил программу деятельности будущего Центра современной еврейской документации[7].

Шнеерсон увлек своей идеей М.Гиршлера, высокоэрудированного человека, одного из лучших ораторов Франции. В военные годы он еще совсем молодым человеком занимал пост главного раввина Страсбурга. Гиршлер сопровождал И.Шнеерсона в Лион и познакомил с президентом еврейской общины Франции Леоном Mэиссом. Бывший прокурор и судья, участник французского Сопротивления, Мэисс говорил: «Я остаюсь с моим народом, что бы с ним ни случилось».

Гренобль и Лион тогда были на территории, оккупированной итальянцами. 27 апреля 1943 г. в Гренобль прибыли представители ОРТа, ОЗЕ и других подпольных еврейских организаций из Сент-Этьена, Ниццы, Лиона, Марселя, Парижа и других мест. На следующее утро, 28 апреля, в доме Шнеерсона  на ул. Бизане  состоялось первое заседание Центра современной еврейской документации, на котором присутствовало 40 делегатов. Эта дата вошла в историю[8].

Период относительного спокойствия длился недолго. На смену итальянцам пришли немцы, которые устраивали облавы на евреев. Началась депортация. Собранные к этому времени документы удалось спасти – их спрятали у местных деревенских жителей. Центр наладил связь с Сопротивлением. Шнеерсон с женой перебрался из Гренобля в Муссидан (департамент Дордонь), где их сын Мишель руководил отрядом маки. В этом же месте находился основной завод Ицхака.

Но, прибыв туда, Шнеерсон узнал, что, согласно новым правилам, он потерял права на предприятие. Теперь у него осталось одно дело: собирать свидетельства о преследовании евреев.            

Как и еврейский историк С.(Ш.)Дубнов, который не уставал повторять в оккупированной Риге: «Евреи, записывайте и запоминайте все!», Ицхак Шнеерсон продолжал собирать сведения об истреблении евреев.

После освобождения Франции в октябре 1944 г. Ицхак Шнеерсон и его Центр переехали в Париж. Группа исследователей приступила к научной обработке документов. Необходимо было продолжить поиск новых свидетельств фашистских зверств, а также сохранить все материалы, собранные по крупицам. Большое внимание было уделено созданию архива.

В Центре работал Леон Поляков, известный историк, которого Шнеерсон высоко ценил. Вот, что пишет Поляков в своих воспоминаниях:

«Ицхак Шнеерсон – крупный промышленник, у которого начиная с 1943 г. была идея собрать документы о преследовании евреев. Он начал с того, что устроил контору в Гренобле, где полдесятка секретарей просматривали Journal Officiel (французская официальная газета), составляя бесконечный список еврейских предприятий, что мне казалось смешным. Я тогда не понимал, что это есть начало всему.

Вернувшись в Париж после освобождения, Ицхак Шнеерсон, по крайней  мере, мог гордиться тем, что создал Центр современной еврейской документации. Он принадлежал к тому типу людей, которым все удается, потому что, кроме динамизма, они обладают наивной верой в себя и большой доброжелательностью к людям.

Это был очень крупный мужчина и грозный в переговорах человек. “Голова министра” – сказал мне как-то на ухо его дальний родственник Залман. Короче, не человек, а дьявол, очень увлеченный еврей, унаследовавший свою жизненную силу от своей хасидской династии, но он довольно свободно распоряжался законами, данными ему Мойсеем. Мне случалось видеть его покуривавшим сигарету в субботу тайком от жены»[9].

И.Шнеерсону удалось добиться включения Л.Полякова в состав делегации Франции на Нюрнбергском процессе. В статье А.Гур-товцевой «В память о Льве Полякове – историке антисемитизма», опубликованной в настоящей книге, подробно описана большая роль Л.Полякова в сборе материалов для Центра.

Со временем отношения между Поляковым и Шнеерсоном осложнились, особенно после того, как Л.Поляков в тайне от своего шефа издал книгу «Молитвенник ненависти» (подробности в статье А.Гуртовцевой), имевшую большой успех.

Как поступил И.Шнеерсон? Как вообще должен поступить руководитель учреждения, сотрудник которого тайком пишет и издает книгу, основанную на материалах, принадлежащих Центру? Он выбирает единственно правильное решение: оставляя автором Л.Поля-кова, меняет обложку на включающую гриф Центра, и таким образом книга входит в серию публикаций Центра современной еврейской документации. Поляков считает, что этим шеф «присовокупил книгу к своим трудам». Но Шнеерсон автора не менял, серия принадлежит Центру, руководимому Ицхаком Шнеерсоном. Разве это можно назвать присвоением книги?

Вскоре после этого случая Поляков был уволен из Центра. Вот здесь, действительно, стоит пожалеть о случившемся.

Центр стал важной еврейской научной организацией, которой И.Шнеерсон руководил до конца своих дней. В его архиве хранятся многочисленные материалы из отделов гестапо, действовавших на территории оккупированной Франции, из немецкого посольства в Париже, германского верховного военного командования во Франции, французского генерального комиссариата по еврейским делам и др.[1]

В Центр также были переданы документы, использованные представителями США, Англии и Франции на Нюрнбергском процессе, протоколы процессов над нацистскими военными преступниками во Франции, Германии и других странах Европы, материалы процесса над Эйхманом в Израиле, собрание фотографий и т.д.

В 1946–1969 гг. Центром было издано 42 сборника документов, все – с предисловиями Ицхака Шнеерсона. Сотрудники Центра опу-бликовали десятки монографий и огромное количество статей о Катастрофе европейского еврейства.

В специализированной библиотеке Центра хранится 50 тыс. книг, газет и различных публикаций на семи языках (французском, английском, немецком, русском, идиш, иврите, итальянском), посвященных антисемитизму и истории евреев Европы с XIX в. до наших дней. Фототека насчитывает около 40 тыс. фотографий. Эти материалы используются для научных исследований, написания учебников, при организации тематических выставок и др.

Центр сотрудничает с институтом «Яд ва-Шем». В архиве последнего хранится 11 дел, в которых упоминается имя И.Шнеерсона. В основном, они связаны с этим сотрудничеством[2].

Моя знакомая, посетившая Центр в сентябре 2002 г., рассказала, что ежедневно в нем работают исследователи из разных стран, и в тот день, когда она была там, не было ни одного свободного места. Она встретилась с архивистом Сарой Маймон, которая работала с И.Шнеерсоном около 10 лет (1960–1969 гг.) и очень тепло о нем отзывалась. От нее мы узнали, что в Париже живет сын Ицхака Борис, но, к сожалению, связаться с ним не удалось.

В 1946 г. Центр начал издавать журнал «Le Monde Juif» («Еврейский мир»), во главе которого стоял Ицхак Шнеерсон. Этот журнал выходит четыре раза в год со статьями и документами, посвященными теме Катастрофы и др. Поэт Довид Кнут (Давид Миронович Фиксман, 1900–1955) принимал активное участие в деятельности журнала. На титульном листе первого номера он фигурирует в качестве его главного редактора. Д.Кнут в 1948 г. посетил только что созданное еврейское государство. Во время этого своего посещения страны он передал в «Яд ва-Шем» письмо, подписанное И.Шнеер-соном, в котором сообщается об открытии в Париже в декабре 1948 г. международной выставки, посвященной трагедии евреев.        

В 1967 г. были опубликованы мемуары Шнеерсона на идиш «Жизнь и борьба евреев в царской России, 1905–1917». Это – воспоминания о молодости, времени, когда он был раввином. И.Шнеерсон любил свой родной язык и часто рассказывал на идиш разные истории из своей долгой и интересной жизни.

Начиная с 1952 г. он посвятил себя реализации еще одного важного проекта – созданию Мемориала неизвестному еврею-мученику, жертве Катастрофы. Ицхак Шнеерсон проявил огромное упорство и волю, чтобы справиться с препятствиями и трудностями в осуществлении этой идеи. Своим энтузиазмом он заражал всех, кто с ним сотрудничал. Он умел убеждать, умел затрагивать какие-то струны души и всегда добивался того, чего хотел. Даже своих оппонентов превращал в союзников. Он сумел создать комитеты друзей Мемориала в США, Южной Африке, Швейцарии, Бельгии, в Скандинавских странах, Великобритании. И уже 27 мая 1953 г. был заложен краеугольный камень будущего Мемориала. В церемонии приняли участие представители многих наций и правительств.

Под председательством И.Шнеерсона был создан комитет (1956 г.), в который вошли известные политические деятели: генерал де Голль, маршал И.Тито, Уинстон Черчилль, Бен-Гурион,  королева Бельгии Елизавета и принцесса Вильгельмина.

Давид Бен-Гурион говорил, что это – первый мемориал, посвященный еврейским жертвам нацизма, и его можно будет увидеть в Париже. 30 октября 1956 г. состоялось открытие Мемориала. В связи с этим событием французское правительство наградило Ицхака Шнеерсона орденом Почетного легиона[3].

И сегодня в центре Парижа возвышается огромный монумент, который увековечил память жертв Катастрофы. Значение этого Мемориала трудно переоценить. Многие руководители Государства Израиль – Давид Бен-Гурион, Леви Эшколь и др. – посетили Мемориал и оставили записи в книге почетных гостей. Гостями Мемориала были политические деятели многих других стран.

Жизнь Ицхака Шнеерсона была с самого начала полна трудностей, на каждом шагу его ждали препятствия, которые он преодолевал с завидным упорством. Он был человеком европейской культуры, отличался глубиной и широтой взглядов. Человеком действия, очень энергичным. Бескорыстным, иногда наивным. Ценил дружбу и доброту.

Очень любил жену, которой посвятил свои мемуары, детей. В 1940 г. трое его сыновей были мобилизованы во Французскую армию (есть сведения[4], что потом они оказались в тюрьме). Четвертый, у которого еще не было французского гражданства, был интернирован в Виттеле. В годы войны он выжил. В 1962 г., когда Ицхаку Шнеерсону было 83 года, он потерял его, своего младшего сына, который погиб при трагических обстоятельствах, а спустя несколько лет – жену, верного друга, поддерживавшую все его начинания. Это омрачило последние годы жизни.

Он прожил 90 лет и покинул нашу землю в возрасте Исаака. Ицхак Шнеерсон умер в 1969 году, в пятницу. По еврейской традиции считается, что только самые высокие праведники (цадики) умирают в пятницу.

На его похоронах главный раввин Франции Яаков Каплан сказал: «Его уход из жизни погрузил в траур не только его семью, патриархом которой он является, не только его друзей, а их у него много, не только Мемориал и Центр  современной еврейской документации, но также всю французскую общественность в целом. <…> Место, которое он занимал среди нас, оказалось пустым. <…> Теперь мы можем оценить всю тяжесть потери, которую мы испытываем. В течение четверти века он играл все более важную роль среди евреев нашей страны. Религиозной семейной традицией ему  было предназначено заниматься великой еврейской миссией»[5].

___________________________________________

[1] Шнеерсон // Краткая еврейская энциклопедия. Т.10 (2001). Стлб.250.

[2] Шнеерсон Ицхак // Там же. Стлб.254;  Schneersohn Isaac // Encyclopaedia Judaica. 1973. V.14. P.983.

[3] Les obsèques d’Isaac Schneersohn // Le Monde Juif. 1969. №54. Р.1–11.

[4] Русское зарубежье. Хроника научной, культурной и общественной жизни. Франция. 1920–1975: В 8 т. / Под общ. ред. Л.А.Мнухина.  Т.1–4. 1920–1940. Москва: ЭКСМО – Париж: ИМКА-Пресс, 1995–1997.

[5] Там же.

[6] Un portrait d’Isaak Schneersohn, extrait du mémoire de Anne Sikcik, 1984 // Archives du Centre de Documentation Juive Contemporaine. Document B17474.

[7] Там же.

[8] Центр совр. евр. документации // КЕЭ. Т.9 (1999). Стлб.1061–1062.

[9]Léon Poliakov. Mémoires. Paris. 1999. Р.184–185.

[10] Описание Centre de Documentation Juive Contemporaine (CDJC) в книге: La seconde guerre mondiale. Guide des sources conservées en France. 1939–1945. Paris. Archives Nationales, 1994.

[11] Письмо И.Шнеерсона в «Яд ва-Шем» от 30.03.1948 г. (на фр., №АМ.1/197); его же письмо на бланке Центра (на идиш, №АМ.1/337) с сообщением об открытии в Париже в декабре 1948 г. Международной выставки, посвященной трагедии евреев. Письмо это в переводе на англ. было передано в «Яд ва-Шем» Д.Кнутом.

[12] Les obsèques d’Isaac Schneersohn... Р.8.

[13] Картотека Центра современной еврейской документации.

[14] Les obsèques d’Isaac Schneersohn… P.5–6.

Источник