ru | en

Виталий АМУРСКИЙ. «Один друг сравнил меня с сиреной…» О Кате ГРАНОФФ

portrait of katia granoff by moïse kisling

Портрет Кати Гранофф. Художник Моис Кислинг (1934) 

Катя Гранофф, если использовать французскую форму устаревшего ныне написания ее русской фамилии – Гранова...

Для меня, человека из СССР, родившегося на несколько десятилетий позднее, оказавшегося во Франции, в Париже, в начале семидесятых годов минувшего века, она, конечно же, являлась одной из легендарных фигур нашей старой эмиграции, можно сказать, живым памятником прошлого и прошлому. Так что, даже называя эту женщину Катя Гранова, я все же не в состоянии перейти некий внутренний барьер, для меня она осталась только как Екатерина Федоровна Гранова. Впрочем, правильно ли так? Правильно ли называть ее по имени-отчеству, ведь Гранофф, простите – Гранова, к тому времени, когда я ее увидел, была известная – не русская, а французская владелица четырех художественных галерей, поэт...

Впрочем, если о «правильности», то не уверен, что заносить ее в  анналы эмиграции нужно, ибо эмиграция – имея в виду, во всяком случае, «первую», то есть состоящую в значительной степени из ее ровесников, покинувших родину в тяжелые годы революции и гражданской войны, – по сути своей, представляла людей, которых с сумасшедшего корабля российской истории раскидало где попало. Это уже позднее, приходя в себя, они начинали налаживать жизнь в новых условиях, исходя из реальностей и многочисленных не от них зависящих обстоятельств. Путь во Францию Грановой был не самым простым, но все же не столь трагичным…

ТЕКСТ см. ниже в PDF:

Виталий АМУРСКИЙ. О Кате ГРАНОФФ Виталий АМУРСКИЙ. О Кате ГРАНОФФ 177 Kb