ru | en

акад. Николай ГАМАЛЕЯ (1859-1949) - письма И.Сталину об антисемитизме в государственном аппарате управления СССР (1949 год)

04.02.1949

Генеральному Секретарю ЦК ВКП(б)

Председателю Совета Министров СССР

тов. СТАЛИНУ И.В.

Глубокоуважаемый Иосиф Виссарионович!

Как один из старейших ученых нашей страны я обращаюсь к Вам с настоящим письмом, не имеющим абсолютно никаких личных моментов, а затрагивающим один чрезвычайно важный вопрос, имеющий большое политико-общественное значение.

Около двух третей своей сознательной жизни я прожил в условиях царской России. Я прекрасно помню все ужасы царизма, в результате чего страдали преимущественно неимущие классы общества — рабочие, бедное крестьянство, трудовая интеллигенция. Я помню ту национальную вражду, какая существовала в условиях царской России между разными народами нашей великой Родины, вражду, которая искусственно разжигалась и поддерживалась прогнившим царским режимом. Особенно памятны мне еврейские погромы, свидетелем которых я был, черта оседлости и процентная норма, существовавшие для евреев при поступлении в высшие и даже средние учебные заведения. Я помню тот звериный антисемитизм, от которого страдали многомиллионные еврейские трудящиеся массы России и который нужен и выгоден был только господствовавшим тогда помещичьим и иным капиталистическим классам.

Великая Октябрьская Социалистическая Революция, сбросив царизм, ликвидировав капиталистические классы, уничтожила существовавшую прежде национальную рознь между отдельными народами нашей страны и, казалось, раз и навсегда покончила с антисемитизмом. В нашей стране, благодаря правильной Ленинско-Сталинской национальной политике возникла и окрепла великая дружба народов, населяющих нашу необъятную Родину. Эта великая дружба народов, равно как и морально-политическое единство советского общества, были теми постоянно действующими факторами, которые в комплексе с другими факторами сыграли важнейшую роль в деле полного разгрома немецко-фашистских варваров, пробравшихся на нашу Родину. Великие социалистические преобразования и правильная национальная политика являются теми магнитами, которые притягивают к нашей стране симпатии всего передового человечества, симпатии всех демократических слоев общества во всех странах мира.

В этой связи для меня, как и для многих моих друзей и знакомых, является совершенно непонятным и удивительным факт возрождения такого позорного явления как антисемитизм, который вновь появился в нашей стране несколько лет тому назад и который, как это ни странно, начинает вновь распускаться пышным цветом, принимая многообразные виды и формы. Антисемитизм начинает отравлять здоровую атмосферу нашего советского общества, начинает разрушать великую дружбу народов.

Судя по совершенно бесспорным и очевидным признакам, вновь появившийся антисемитизм идет не снизу, не от народных масс, среди которых нет никакой вражды к еврейскому народу, а он направляется сверху чьей-то невидимой рукой. Антисемитизм исходит сейчас от каких-то высоких лиц, засевших в руководящих партийных органах, ведающих делом подбора и расстановки кадров. Пусть это не покажется Вам странным, но прошедшие за 31 год советской власти многочисленные политические открытые и закрытые процессы показали, что враги народа, враги Советского государства пробирались на самые высокие посты как по партийной, так и по советской государственной лестнице, занимая должности секретарей ЦК партии, членов ЦК, членов правительства и даже главы Советского правительства (Рыков).

Что антисемитизм идет сверху и направляется чьей-то «высокой рукой», видно хотя бы из того, что за последние годы почти ни один еврей не назначается на должности министров, их заместителей, начальников главков, директоров институтов и научно-исследовательских организаций. Лица, занимающие эти должности, постепенно снимаются и заменяются русскими. Евреев не выдвигают на разные выборные должности. Если где-нибудь низовые организации или отдельные лица выдвигают куда-нибудь евреев, то вышестоящие органы (обычно соответствующие отделы ЦК ВКП(б) и ЦК нацкомпартий) отводят кандидатуры евреев. Это можно было видеть во время выборов и в Верховные Советы и в Академию Наук Союза ССР и Академии Наук Союзных республик, в Академию медицинских наук, в Академию педагогических наук и т. д. Достаточно просмотреть списки тех лиц, которых выдвигали научные работники в число членов-корреспондентов и действительных членов разных Академий и списки тех, кто был избран благодаря нажиму и отбору руководящих партийных органов, чтобы убедиться в том, что только благодаря явному антисемитизму выдающиеся ученые нашей страны, составляющие ее гордость и славу, остались за бортом разных Академий, в то время как разные бездарности, порою неизвестные даже специалистам лица, оказывались «избранными» в действительные члены Академий Наук.

Особенно печальным является тот факт, что не дают хода талантливой еврейской молодежи, оканчивающей вузы и втузы. Целый ряд моих старых друзей-профессоров, навещающих меня, рассказывают мне такие факты, от которых мои совсем поредевшие волосы дыбом становятся. Мне приводят факты, что за последние 2—3 года почти ни один еврей не был оставлен в аспирантуре многочисленных медицинских вузов нашей страны, несмотря на настойчивые рекомендации заведующих кафедрами, выдающихся ученых нашей страны. Находясь в доме отдыха в Болшево, я слышал о том, что такие факты имеют место и в других вузах и втузах нашей страны, например в Высшем Техническом Училище имени Баумана и других местах.

Еврею-профессору или доценту получить сейчас вновь какую-нибудь кафедру или просто штатную должность в каком-нибудь вузе или втузе стало почти так же трудно, как при царизме. Под флагом «регулирования нацсостава» производится набор новых научных работников и увольнение старых из вузов и втузов.

Среди еврейской молодежи царит сейчас ужасный пессимизм и отчаяние, а среди людей старшего поколения большая тревога за судьбу подрастающего поколения.

Я родом украинец, вырос среди евреев и хорошо знаю этот высокоодаренный народ, который такой же, как и другие народы нашей страны, [которые] любят Россию, считают ее своей Родиной и всегда, находясь даже в эмиграции, всегда мечтают о том, какую пользу они могли бы принести своей матери-Родине. Мой долг, моя совесть требуют от меня того, чтобы я во весь голос заявил Вам то, что наболело у меня на душе. Я считаю, что по отношению к евреям творится что-то неладное в данное время в нашей стране. Особенно неблагополучно обстоит дело по линии Министерств высшего образования и здравоохранения.

Н.Ф. ГАМАЛЕЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 32. Д. 11. Л. 167—168 об. Подлинник.

 

Н.Ф. Гамалея - И.В. Сталину в защиту арестованных Л. Штерн, Я. Парнаса, Б. Шимелиовича

16.02.1949
ГЕНЕРАЛЬНОМУ СЕКРЕТАРЮ ЦК ВКП(б)

и ПРЕДСЕДАТЕЛЮ СОВЕТА МИНИСТРОВ СССР

ГЕНЕРАЛИССИМУСУ тов. СТАЛИНУ И.В.

Дорогой ИОСИФ ВИССАРИОНОВИЧ!

Указом Президиума Верховного Совета Союза ССР от 16 февраля 1949 г. я награжден орденом ЛЕНИНА. Столь высокая награда, полученная мною, свидетельствует о большом внимании партии и Советского Правительства к работникам науки, к оценке их заслуг перед нашей Родиной, перед нашим народом, на благо которых трудятся деятели науки.

Позвольте мне, в Вашем лице, выразить сердечную благодарность Центральному Комитету ВКП(б), всей большевистской партии и Советскому Правительству за внимание и заботу, проявленные лично ко мне, и за ту высокую оценку, какая дана Советским Государством моей научной деятельности.

Я заверяю в Вашем лице партию и Советское Правительство в том, что до последних дней моей жизни я буду продолжать свою научную деятельность, направленную на благо советского народа, на благо трудящихся всего мира.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к Вам с одной просьбой, не имеющей личного характера, но имеющей большое общественное значение.

После опубликования Указа Президиума Верховного Совета Союза ССР о награждении меня орденом ЛЕНИНА целый ряд моих друзей, товарищей по работе и многочисленных учеников пришли поздравить меня с получением высокой правительственной награды. От пришедших поздравить меня лиц я узнал, что арестованы мои близкие друзья, академики Лия Соломоновна ШТЕРН и Якуб ПАРНАС, а также главный врач больницы имени Боткина, доктор Б. ШИМЕЛИОВИЧ.

Я не знаю, в чем вина этих лиц. Я допускаю, что они могли совершить какой-нибудь служебный проступок, могли допустить где-нибудь неудачно подготовленное выступление, но я никогда не поверю, что эти люди совершили тяжкое преступление, за которое их следует лишать свободы и держать под арестом.

Я знаю Лию Соломоновну ШТЕРН больше 30 лет. Она является выдающимся советским ученым, имя которой известно не только узким специалистам-медикам, но оно знакомо самым широким слоям нашего общества. Заслуги Л.С. ШТЕРН перед наукой так велики, что она, будучи эмигранткой из России (где она как женщина, с одной стороны, и как еврейка, с другой стороны, не могла получить высшего образования в условиях проклятого царизма), сумела получить профессуру и кафедру в одном из швейцарских университетов, где была профессором свыше 20 лет. Приехав в СССР в первые годы советской власти, Л.С. ШТЕРН организовывает большой научно-исследовательский институт в области физиологии, создает целую школу крупных ученых и вносит так много ценного в науку, что удостаивается избрания действительным членом Академии Наук СССР и Академии Медицинских Наук. Лия Соломоновна ШТЕРН является единственной женщиной, которая избрана была академиком за 225 лет существования Российской Академии, позже Академии Наук Союза ССР. Уже этот один факт говорит о ее громадных заслугах перед наукой, перед нашей страной. Разработанный ею метод борьбы с шоком помог спасти жизнь сотням и тысячам бойцов и командиров нашей доблестной Красной Армии во время войны с Финляндией в 1939/40 г. и затем в годы Великой Отечественной войны.

Якуб ПАРНАС является выдающимся биохимиком. До 1939 г. он был профессором Львовского университета, где своими работами и исследованиями приобрел мировое имя. После присоединения Западной Украины к Советскому Союзу он переехал в Москву. За свои новые исследования, обогатившие советскую науку, он избран был в годы Великой Отечественной войны действительным членом Академии Наук Союза ССР, куда, как известно, избираются ученые, обогатившие науку трудами первостепенного значения.

Доктор Б. ШИМЕЛИОВИЧ является одним из самых выдающихся советских врачей-организаторов. В течение весьма длительного времени он возглавляет такое большое научно-лечебное учреждение, как больница имени профессора БОТКИНА. Своей работой здесь он снискал себе всеобщую любовь и уважение многочисленного коллектива сотрудников этого большого учреждения. Он видный еврейский общественный деятель.

Арест всех указанных выше лиц, как мне думается, является проявлением одной из форм того антисемитизма, который, как это ни странно, пышным цветом расцвел в последнее время в нашей стране, и о чем я Вам уже писал в своем письме, которое я направил тов. ПОСКРЕБЫШЕВУ, прося его передать письмо лично Вам.

Учитывая большие заслуги Лии Соломоновны Штерн, академика Якуба Парнаса и доктора Шимелиовича перед нашей страной, перед наукой, я просил бы Вас лично выяснить причины ареста этих лиц, установить серьезность их вины, с тем чтобы не допустить произвола и осуждения невиновных лиц, которые могут стать жертвами антисемитизма со стороны отдельных сотрудников Министерства Внутренних Дел, творящих иногда такие дела, за которые приходится краснеть и переносить тяжелые моральные переживания преданным своей Родине гражданам нашей страны, как беспартийным, так и коммунистам.

Искренно преданный Вам

Н.Ф. ГАМАЛЕЯ

АП РФ. Ф. 3. Оп. 32. Д. 12. Л. 83—84 об. Подлинник.

Источник