ru | en

Марк ШЕХТМАН Мой отец (фрагмент из повести)

По решению Съезда деятелей еврейской культуры в Одессе был создан Музей еврейской культуры им. Менделе Мойхер Сфорима. Организатором художественного отдела стал Шехтман.

Марк Шехтман "Погромленные"  (1927)

Он работал с необычайной энергией и заинтересовал молодых художников, графиков, скульпторов, которые не только жертвовали свои работы, но и привлекали коллег. В сотрудничестве с художниками Москвы, Киева, Харькова, Ленинграда Шехтману удалось собрать в Музее произведения Альтмана, Горшмана, Аксельрода, Зевина, Фалька, И. Рабиновича, Тышлера, Чуйкова. Он передал Музею и 16 своих монументальных полотен. Были собраны уникальные экспонаты культа, декоративного и прикладного искусства, медное литье, чеканка, панно, ханукальные светильники - «меноры», посуда с яркими растительными орнаментами. Отец художника Иосиф, человек довольно прижимистый, даже он пожертвовал Музею семейные реликвии: стеклянного медведя - сосуд для пасхального вина и серебряный бокал, украшенный искусно выгравированными львами и оленями, которые держат священную книгу. В Москве Шехтман обратился к известному ученому, коллекционеру, знатоку живописи Коган-Шабшаю и музей получил от него 300 ценнейших картин, скульптур и рисунков. После длительных командировок отец всегда возвращался радостный, с богатыми трофеями. В конце 30-х Музей был закрыт. Вся его коллекция бесследно исчезла. Попытки разыскать хоть что-нибудь результатов не дали.

Когда эти заметки были уже закончены, обнаружился еще один след деятельности отца: из тель-авивской газеты «Вести» мне сообщили, что несколько лет тому назад в Израиль репатриировалась внучка Коган-Шабшая с семьей. Ей удалось вывезти из Москвы семейный архив: уникальное собрание афиш, графики, фотографий, нот, документов - зеркало еврейской культуры 20-30-х годов. И среди них нотариально заверенный акт о передаче в дар Одесскому музею трехсот произведений искусства еврейских художников и скульпторов. Акт подписали: Яков Коган-Шабшай и Эммануил Шехтман. В списке произведения Лисицкого, Мане Каца, Чуйкова, Л. Пастернака, Маневича, Фридмана, Антокольского, Шифрина, Юдовина и многих, многих других. Таким образом, сейчас, по крайней мере, имеется перечень значительной части музейных экспонатов. Может быть изречение Булгакова «рукописи не горят» распространяется и на произведения искусства? Где-то же они осели…

******

О дальнейшей судьбе работ Шехтмана известно следующее: сотни картин украинского авангарда, которые не успели уничтожить культуртрегеры «соцреализма» до войны, немцы вывезли в Германию. Среди них три большие картины - основные полотна серии "Моя анкета": «Портрет матери», «Погромленные» и «Переселенцы». В конце войны в районе Кенигсберга (ныне - Калининград) солдаты Советской Армии обнаружили снятые с подрамников и свернутые в рулон холсты. Вряд ли Геббельс намеревался использовать их для очередной выставки «дегенеративного искусства». После 1939 года германский «националреализм» уже утвердился, прочие «измы» были разгромлены и период пропагандистских выставок закончился. Остается только гадать, для каких целей вывезли картины. Во всяком случае тот, кто этим занимался, хорошо понимал ценность отобранных холстов, и, как это ни парадоксально, именно отправка в Германию спасла их от уничтожения.

******

В книге Олены Рипко «В поисках утраченного прошлого» («Каменяр», Львов, 1996) приводится интересный документ:

АКТ

Вересня 8 дня 1937 року комісія в складі інструктора культосвітнього відділу ЦК КП(б)У тов. Попелюха, директора Музею російського мистецтва тов. Раєвського, художників Кодієва і Пащенко в присутності наукових робітників Державного Українського Музею тт.Адольфа, Резнікова переглянула твори ворогів народу Падалки, Седляра, Гвоздика, Налепінської-Бойчук та Діндо, які подані на розгляд комісії з спец. фонду Державного Українського Музею, встановлює: зазначені твори з’являються (правопис збережено-О.Р.) за своїм контрреволюційним-бойчуківським формалістичним методом шкідливими, спотворюють нашу соціалістичну дійсність, дають фальшиві образи Радянських людей, ніякої художньої та музейної цінності не мають і як твори ворогів народу підлягають знищенню. До ціеї категорії явно шкідливих речей які також підлягають знищенню відносяться три роботи Бойчука Тимка -1) "Під яблунями", 2) "Портрет старого", 3) "Портрет дівчини із хлопцем"; картина худож. Шехтмана "Погромлені", літографія худож. Довгаля "Червоноармієць", ідеологічно шкідлива картина худож. Івасюка, написана ним в 1914-1915 р. "Вступ Миколи ІІ до Львова", дві картини ворога народу Пилипенка "Селянин" та "Розправа на селі", портрет ворога народу Любченка худ. Шовкуненка, дві газети "Вісті",1920 р., а також 25 плакатів з ворожим буржуазно-націоналістичним та монархічним змістом. До цього додається список з 29 номерами назв контрреволюційних речей. Комісія:

Інструктор культвідділу ЦК КП(б)У (Попелюха) Художники: (Кодієва) (Пащенко) Директор Музею російського мистецтва (Раєвський)

Невдовзі і в Дніпропетровському художньому музеї за актом від 18 жовтня 1937 р. знищено твори Довгаля, Бланка Б., Котляревської М., Налепінської-Бойчук, Падалки, Хотінка, Узунової, Лебедевої Т., Фрадкина, Проніна Н., Кравцова А. Разом 32 гравюри, малюнки тощо, що вилучені з фонду".

******

Мы уже не узнаем, что помешало привести в исполнение этот каннибальский приговор. Остается только от души поблагодарить тех, кто в страшные дни сталинского террора спас картины. Другим музеям Украины повезло меньше - множество произведений погибло точно так же, как книги на геббельсовском костре перед берлинским университетом. Найденные под Кенигсбергом картины привезли в Ленинград, в Русский музей, и разобравшись, вернули в Киев. До начала «Перестройки» (больше 30 лет!) их держали в запасниках (фонд №17), куда войти можно было только по специальному разрешению. Лишь в конце 80-х картины Бойчука и художников его школы вернулись в постоянную экспозицию Национального музея украинского искусства. В 2001-2002 гг. картина "Погромленные" вместе со многими работами учеников Бойчука экспонировалась на выставке "Феномен украинского авангарда" в трех крупных городах Канады.

Источник