ru | en

Бенедикт ЛИВШИЦ Из украинской поэзии (М.Зеров и П.Тычина)

Бенедикт Лившиц  (1887, Одесса — 1938, расстрелян в Ленинграде)

 

Микола ЗЕРОВ (1890-1937)

 

КЛАССИКИ

Уже давно ступили за порог

Земного бытия, поэты-полубоги.

И голос ваш, размеренный и строгий,

Звенит во тьме Аидовых дорог.

И черный мрак всем грузом скорби лег

На скифский брег, на наши перелоги.

Ужель вовек нам не найти дороги

К сокровищам рапсодий и эклог?

И ваше слово, вкус, калагатии,

От нас, заброшенных в снега глухие,

Бегут, как сон, как солнечная пыль.

И лишь одна врачует скорбь поэта,

Одна ваш строгий возрождает стиль —

Певучая законченность сонета.

 

                   *****

СТЕПЬ

Куда ни глянешь - степь. Зеленый ряд могил.

Мечтательная даль, что мглою синих крыл

Чарует и зовет в глубь эллинских колоний.

Кой-где над овидью недвижно стынут кони

И скифских пахарей возы и шалаши.

Из-под земли бегут ключи, журча в тиши,

А с моря дует ветр, горячий, суетливый.

Но что мне до него? К чему его порывы,

И жаворонков песнь, и эти зеленя?

С какой бы радостью я всех их променял

На пристань, на лиман с туманною завесой,

На мост и улицы кривые Херсонеса!

 

                   *****

В АЛЬБОМ

Весь груз рабочих лет гнетет мне тяжко плечи,

Смолк беззаботный смех, степенней стали речи,

И голос слышу я назойливый и злой:

— Лукавый наймит, где ж урок вседневный твой?

Где плод твоих трудов, назначенных судьбою?

Довольно ль ты бродил над черной бороздою,

Окончишь ли свои ты засветло жнива? —

Как горько слышать мне суровые слова,

Как не завидовать мне молодости вашей,

Сей непригубленной, вином налитой чаше,

Сей острой свежести предутренних часов,

Сей полосе зари над белым сном холмов?

 

 

Павло ТЫЧИНА (1891-1967)

 

ХОДИТ  ФАУСТ

 

Ходит Фауст по Европе,

Требником вооружась,

Сеет ложь, морочит всласть

Недогадливых людей, —

А навстречу Прометей.

 

— Здравствуй, здравствуй, огненосец!

Все бунтуешь? Ну, бунтуй.

Похвалить не похвалю:

Разве можно мятежами

Осчастливить бедный люд?

 

В тайнах неба разбираясь,

Философски увлекаясь,

Я лишь цифрами швыряюсь,

Фактами смертей, нужды,

Ну, а ты, а ты, что ты?

 

Я ношу в душе вериги,

Отрицаю вред религий,

Не бунтую, только книги

Все пишу, пишу, пишу,

Ну, а ты, а ты, что ты?

 

Хочешь мир переиначить?

Что ж твой вид понурый значит?

— Значит он, что ты не Фауст,

А господский лишь сынок!

Вот возьму я молоток!

 

— А, бунтуешь? Ладно, ладно.

Я не Фауст? Так и знал…

Ну, прощай и не взыщи. —

Ходит Фауст по Европе

С старым требником в руках.

 

                     *****

«Одни в любовь, другие в мистику…»

 

Одни в любовь, другие в мистику,

А третьи — в высь, где синь ясна.

И наша муза гимназистику

На поруганье отдана.

 

И вот нам предлагают копию

С манерных русских поэтесс,

И, из утопии в утопию

Бредя, зовут свой путь: «Sagesse».

 

А подлинная муза скована

Войною, фронтом, в ржавом мху

Лежит поругана, заплевана

Там, на украинском шляху.

 

Так почему ж, безумьем скошены,

Вопим, что «в гриме — весь поэт»,

И, подхватив окурок брошенный,

Затягиваемся в корсет?

 

Иль утомилась наша нация,

Иль недалеко до конца,

Что все у нас лишь профанация

И нет ни одного певца?

 

Нет поэтического гения,

Кто б нас пронзил своим стихом,

И мы, предтечи омертвления,

Живем во сне глухонемом.